Споры с агентством по страхованию вкладов

Сначала агентство требовало вернуть 15 млн в конкурсную массу. Пенсионер выиграл в трех инстанциях, после чего решил получить с АСВ компенсацию за понесенные расходы на адвокатов почти в 200 тысяч рублей и подал в суд

Споры с агентством по страхованию вкладов Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Осенью 2017 года пенсионер Виктор Школяренко получил иск от Агентства по страхованию вкладов. АСВ требовало вернуть 15 млн рублей в конкурсную массу. Эти деньги лежали на депозите в Военно-промышленном банке и были сняты, как потом оказалось, незадолго до банкротства банка.

Когда Виктор получил иск, его сын изучил практику и понял, что самостоятельно противостоять АСВ в арбитражном суде будет невозможно. Наняли юристов.

Примерно в то же время один из вкладчиков другого банка, с которого АСВ тоже требовало вернуть деньги, снятые с вклада, дошел до Верховного суда и выиграл. Тогда суды низших инстанций начали вставать на сторону вкладчиков в подобных спорах.

Школяренко выиграл в первой инстанции, АСВ подало апелляцию, Школяренко выиграл и там — АСВ пошло в кассацию. И там суд встал на сторону пенсионера. Он отстоял свои деньги, но в сумме на юристов потратил почти 200 тысяч рублей.

Затем решил воспользоваться законным правом и через суд потребовал с АСВ компенсировать эти расходы. На первый процесс никто из АСВ не явился, рассказывает сын Дмитрий:

Юридические услуги АСВ по Военно-промышленному банку оказывает адвокатский кабинет Позднякова Александра Петровича и, судя по официальной информации, получает ежемесячное вознаграждение 3 млн рублей плюс вознаграждение 10% от суммы по выигранным делам. По исполнительному производству подрядчик ООО «Зенит» получает комиссионное вознаграждение в размере 35% от взысканных сумм.

Возникает логичный вопрос: может ли АСВ потратить на юристов и сопровождение больше, чем пытается вернуть пенсионер, и есть ли способ доказать, что агентство действует не совсем разумно, когда конкурсная масса постепенно растворяется от многочисленных расходов на подрядчиков, которые сопровождают банкротный процесс? Комментирует арбитражный управляющий Евгений Семченко.

Евгений Семченко арбитражный управляющий

В итоге Школяренко, как и другие бывшие вкладчики разных банков, вынужден годами доказывать свою правоту. А ведь единственное, что он сделал, — забрал свои деньги с вклада.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Возможен ли выигрыш в суде по спорам с АСВ. Обзор судебной практики по спорам с Агентством страхования вкладов

В 2015 году ЦБ РФ была начата карусель отзывов лицензий у банков, которая продолжается до сих пор, количество банков закончивших свою деятельность уже больше 50. Для вкладчиков, у которых были вклады в этих банках, есть два варианта вернуть свои деньги: Требовать компенсации у ГК АСВ, или же более частый и эффективный способ – обратится в суд.

К первой группе относятся иски тех вкладчиков, которые в первый раз внесли деньги на банковский счет либо же их финансы переводились со счетов в других банках на текущий расчетный счет, в банк, чья лицензия была впоследствии отозвана;

К второй группе относятся лица называемые «дробильщики», а еще лица получившие финансы на свой счет вследствие перевода со счета юр. лиц в этом же банке.

Для вкладчика, который впервые заключил договор о вкладе и их финансы были внесены через кассу до ликвидации банка, при грамотном юридическом сопровождении судебного производства, большая вероятность на выигрыш в споре с ГК АСВ.  

Наиболее распространен случай, когда во время разбирательств такого рода судебного производства ГК АСВ говорит, что подпись договора о банковском вкладе или открытия счета поддельные и эти документы подписаны не самими вкладчиками. Вследствие подобных заявлений суд вынужден провести почерковедческую экспертизу.

Такая экспертиза обычно проводится в течении нескольких месяцев, однако при ее положительном результате, подтверждающего принадлежность подписи вкладчику, судья удовлетворяет притязания по иску истца и обязывает ГК АСВ вносить сведения в реестр по обязательствам банка, в целях дальнейшей компенсации им денежных средств для возмещения страховки.

   Пример положительной судебной практики:  Гражданское дело 2-219/2015, которое было рассмотрено Замоскворецким районным судом Москвы, в результате которого судьей Ломазовым С.Б. 17 февраля 2015 года был удовлетворен иск вкладчицы к КБ «Мастер-Банк» и ГК АСВ.

По решению суда кредитный договор признавался недействительным, установлен состав и размер притязаний, размер страховой компенсации и обязал произвести внесение изменений в реестр по обязательствам банка перед вкладчиками.  

Задать вопрос юристу по спорам с АСВ

Для обоснования своих притязаний истцом было указано, что она заключила, договор о банковском вкладе с КБ «Мастер-Банк» (ОАО), по которому на ее счету имеются остатки денег для осуществления банковских операций до начала процесса отзыва лицензии у банка.

  Проверив аргументы вкладчицы по признанию недействительным кредитный договор и дополнительное соглашение к нему, судом была назначена почерковедческая экспертиза.

 В результате экспертизы судом не были получены от ответчика веские доказательства, которые могли бы опровергнуть доводы истца, принял решение признать кредитный договор и дополнительное соглашение к нему заключенные  КБ «Мастер-Банк» (ОАО) и истцом, не имеющим силы.

Судом было принято решение обязать банк в лице конкурсного управляющего ГК АСВ произвести изменения в реестр, содержащие информацию об обязательствах банка перед вкладчиком.   

«Дробильщики» или вкладчики, получившие деньги от юр. лиц с счета в тех же банках в, которых вкладчики также открывали счета, находятся в более сложной ситуации по своим искам.

Однако при изучении судебных дел проведенных в районных судах Москвы и наши знания о судах с ГК АСВ, показывают, что даже в таких случаях, возможно добиться успеха в борьбе с ГК АСВ, отстоять свои права и добиться положительных результатов.  

  • Вероятность выигрыша суда с ГК АСВ для исков «дробильщиков» будет зависеть от представленных обстоятельств, при наличии которых шанс вкладчиков выиграть судебное дело значительно увеличиваются:
  • присутствие многократных одно типовых операций, которые проводились банком по счетам вкладчиков. Этот факт станет еще одним подтверждением честности вкладчиков и того, что они не преследовали цель по дроблению вкладов и недобросовестного получения выгоды по страховым выплатам, а проводил обыденные и постоянные банковские операции гораздо раньше, чем у банка отозвали лицензию;
  • разумное обоснование экономической выгоды и разумно обоснованная причина получения финансовых средств на его счет или по вкладу в банк. Подобная экономическая целесообразность проявляется в ситуациях, в которых вкладчиком принималось участие в долевом строительстве и деньги были получены как займы от третьих лиц, или же в случае продажи вкладчиком недвижимости, которая принадлежала ему, а деньги были получены непосредственно с этой операции;

в случае если ГК АСВ не может доказать неплатежеспособность банка при сильной юридической позиции и доказательной базе вкладчиков. При случае, когда ГК не может доказать неплатежеспособность банка в период должным образом, значительно повышают вероятность успеха суда по удовлетворению притязаний истца, данный факт подтверждает судебная практика.

Чаще всего успех во время таких разбирательств в суде будет зависеть от уровня профессиональности судей, а также его решения детально разобраться в деле и при наличии у вкладчиков нужных для выигрыша документов. Помощь квалифицированных юристов, а также желания истца до победы отстаивать свои права и интересы сильно повышают шанс на успех в суде.

         

Пример положительной судебной практики по спорам с АСВ:

Судьей Головинского районного суда Москвы Клейном И.М. 24 ноября 2011 года было принято благоприятное решение по делу 2-6418/2014 в пользу истца при рассмотрении иска к ГК АСВ, ЗАО АБ «Банк Проектного финансирования».

Данное дело было рассмотрено в Головинском районном суде г. Москва после подачи вкладчиком иска ГК АСВ по взысканию с ответчика банка, о включении истца в реестр вкладчиков.  Суд рассмотрел доказательную базу истца. Решение о факте наступления случая указанного по страховке не было оспорено.

Договор по банковскому вкладу, который заключался истцом и банком не был оспорен и был признан действительным. Учитывая всю доказательную базу, судом было решено, все притязания истца справедливы и обоснованы и должны быть удовлетворены.     Судьей Клейном И.М. тем же Головинским районным судом г.

Москва было принято благоприятное решение по делу 2-4866/2014 в пользу истца по иску ГК АСВ, ЗАО АБ «Банк Проектного финансирования».

Судом были рассмотрены экономическая целесообразность (денежные средства были займом для приобретения недвижимости с дальнейшим возвращением истцу), недоказанность позиции ГК АСВ, и базу доказательств, предоставленную вкладчиком.   Головинским районным судом г.

Москва было рассмотрено обращение истца с иском к ГК АСВ, ЗАО АБ «Банк Проектного финансирования» по взысканию с последних выплаты страховки по договору о банковском вкладе, и выполнении обязательств акционерным банком о включении истца в список реестра по обязательствам банка перед вкладчиками.

Судом было принято решение признать, что притязания истца веско обоснованны и их необходимо удовлетворить.

25 июня 2014 года Головинским районным судом г. Москва судьей Клейн И.М. был вынесен положительный вердикт по делу 2-2751/2014 к ГК АСВ, ЗАО АБ «Банк Проектного финансирования».

В результате разбирательства притязания истца по иску были удовлетворены.

   Обращение в суд заключалось, в выплате солидарно страховой компенсации по договору о банковском вкладе с  Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов», ЗАО АБ «Банк Проектного финансирования».  

Исходя из слов вкладчика о том, что 2 декабря 2013 года им был заключен договор о банковском вкладе с ЗАО АБ «Банк Проектного финансирования», по которому банком от истца были приняты денежные средства с обязательством возврата всей суммы вклада и выплаты суммы процентной ставки в размере 8% годовых. Лицензия на проведения банковских операций №ОД-1026 у ЗАО АБ «Банк Проектного финансирования» была отозвана 13 декабря 2013 года.

Читайте также:  Профессиональная консультация призывников

Исходя из выписки из реестра обязательств банка перед вкладчиками, которую предоставил вкладчик общая сумма средств истца, которые подлежат страхованию, составляет 0 рублей.

К делу были прикреплены документы, в которых были указаны дата и номер документа о приеме вклада истца банком, номер лицевого счета для учета обязательств, а также сумма процентов, которые были начислены на сумму вклада.

После детального разбирательства в деле и изучения всех материалов, суд постановил удовлетворить все требования по иску.        Исходя из п. 1 ст.

834 Гражданского кодекса РФ о договоре по банковским вкладам (депозитам) Одна сторона (банк), которой были приняты поступившие от второй стороны (вкладчика) или же поступавшие для него денежные средства (вклад), обязаны вернуть полную сумму вклада, а также выплатить процентную ставку для нее исходя из условий и в порядке, оговоренных договором.

Суд установил, что 2 декабря 2013 года вкладчик и ЗАО АБ «Банк Проектного финансирования» заключили договор о банковском вкладе, по которому счет истца в банке было произведено зачисление денежных средств. Также банк взял на себя обязательства по возвращению суммы вклада выплате процентов по вкладу в размере 8% годовых.  

Закажите звонок, если нужна помощь с АСВ

В материалах дела не указано, что данный договор о вкладе может быть оспорен или же может быть признан недействительным.   Доказательства ГК АСВ о том, что договор о банковском вкладе заключенный между вкладчиком и банком мнимый, а также о том, что финансовая операция по переводу денежных средств на счет вкладчика не приводилась, не были доказаны по материалам дела.

По решению суда требования вкладчика по иску были удовлетворены. Доводы ГК АСВ, о мнимости заключенного между вкладчиком и банком договора банковского вклада, а также о том, что фактически операция по размещению денежных средств во вкладе не производилась, не нашли объективного подтверждения в материалах дела.

15 октября 2014 года в Хорошевский районный суд г. Москва был подан иск по гражданскому делу 2-4170/2014 рассмотренному судьей Еленчук М.С. и принято положительное решение для вкладчика ОАО МКБ «Замоскворецкий», благодаря хорошей доказательной базе вкладчика и неспособности ГК АСВ доказать свои аргументы.

Суть иска, с которым происходило обращение в суд с уточнением по ст.39 ГПК РФ заключалась выявлении состава требований и получении страхового возмещения по вкладу.

Вкладчик и банк заключили договор о вкладе  с условием  «до востребования», внесение наличных денег в кассу банка было подтверждено приходным кассовым ордером.   Во время проведения судебного заседания ответчик не смог предоставить убедительных доказательств того, что денежные средства не были внесены в кассу истцом.

После рассмотрения всех доказательств у суда не было законных оснований не доверять представленным вкладчиком документам как необходимым доказательствам.

В результате суд постановил, что все требования истца по иску об составлении состава требований и полного взыскания страховых выплат по вкладу являются полностью обоснованными и должны быть удовлетворены.

Еще один вариант развития судебных споров с  АСВ в последнее время стали происходить ситуации, кода уже после начала судебного процесса ГК АСВ, оценивая насколько сильна, позиция вкладчика, а также недостаток важной доказательной базы со своей стороны.

ГК АСВ по собственной воле соглашается выплатить вкладчикам страховую компенсацию, и судом прекращаются все разбирательства по делу в связи с отзывом иска истцом. Такая ситуация произошла в широко известном своей репутацией о принятии решений в пользу ГК АСВ Таганском районном суде г. Москвы.

Мы считаем, что это делается преднамеренно, чтобы не показывать положительную судебную практику в борьбе с ГК АСВ, которую впоследствии юристы могут использовать в других подобных делах против ГК АСВ.

Приведем положительные примеры победы в таких спорах с ГК АСВ:

Судья Прохорова С. М. Таганского районного суда г. Москвы приняла отказ вкладчика от иска по делу  2-3045/2015 из-за того, что ГК АСВ добровольно выплатила страховую компенсацию истцу.

Произошло обращение в суд вкладчиком с иском к ответчику ГК АСВ, КБ «Судостроительный банк» (ООО), в этом иске он просит суд установить состав требований по договору о банковском вкладе, внесении в реестр обязательств банка перед вкладчиками, а также выплаты ГК АСВ страховой компенсации в пользу вкладчика. Также ООО КБ «Судостроительным банком» должны быть компенсированы расходы на судебное производство и расходы на услуги юриста.     

В ходе судебного заседания вкладчик заявил об отказе от требований по иску, что объяснилось добровольными действиями ответчика по удовлетворению объявленных требований, а точнее истца в реестр обязательств банка перед вкладчиками и выплатой страховой компенсации.

Судом было определенно принять отказ от иска к ГК АСВ, Коммерческому банку «Судостроительный банк» (ООО) об установлении состав и размера требований, которые подлежат внесению в реестр обязательств банка перед вкладчиками, внесении изменений в реестр обязательств банка перед вкладчиками и полного взыскания страховой компенсации.

Судьей Шокуровой Л.В. в Останкинском районном суде Москвы 26 мая 2015 года был принят отказ от иска к ОАО КБ «Юникор» и ГК АСВ по делу 2-2283/2015 из-за добровольного решения о выплате страховой компенсации.

  1. Судом был получен иск к ОАО КБ «ЮНИКОР», ГК «Агентство по страхованию вкладов» по которому должен быть установлен состав и размер требований, которые подлежат к включению в реестр обязательств, выплате страховой компенсации, а также возмещение расходов на судебное производство.  
  2. Еще до того как дело было рассмотрено вкладчик подал заявление в письменном виде об остановке производства по данному делу, по причине его отказа от заявления, вследствие того, что страховая компенсация была выплачена.  
  3. Судом было решено остановить разбирательства по делу после проверки письменных материалов и выслушивания аргументов всех сторон, письменный отказ был принят.
  4. Несмотря на сложившееся мнение о том, что ГК АСВ может выигрывать все судебные производства с вкладчиками мы видим, что шанс на победу в судебной борьбе с ГК АСВ есть, но по большей части он зависит от правильно подобранной и сформированной доказательной базы и возможности аргументировано убедить судью в том, что истец не является «дробильщиком».  
  5. Кликнув на эту ссылку, вы сможете скачать собранную нами базу с положительными судебными производствами с ГК АСВ проходившими в районных судах Москвы.

22.11.2017

Гк асв подало в суд

   Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» (ГК АСВ) была создана для защиты граждан – вкладчиков и владельцев счетов обанкротившихся банков.

Однако, с началом массового отзыва лицензий у банков Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» (ГК АСВ) для многих вкладчиков и владельцев счетов превратилась не в защитника, а в серьезного оппонента, борьба с которым зачастую заканчивается для бывшего клиента обанкротившегося банка поражением и потерей всех денежных средств.

  Банковские юристы и адвокаты компании «ГОРЮРСЛУЖБА», основываясь на собственном обширном опыте ведения дел клиентов, которые столкнулись с отказами Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» (ГК АСВ) в выплате страхового возмещения по вкладу, или, наоборот, с исками Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» (ГК АСВ) к ним, в данной статье дадут практические советы, как бороться с Государственной корпорацией «Агентство по страхованию вкладов» (ГК АСВ) во всех возможных случаях, а именно: когда ГК АСВ не выплачивает или отказывает в выплате страхового возмещения по вкладу или счету, подало в суд на вкладчика или владельца счета, требует вернуть деньги, вклад, взыскивает средства с вкладчиков, оспаривает снятие денег вкладчиками, добивается признания сделок юридических лиц недействительными, оспаривает сделки индивидуальных предпринимателей. Иногда встречаются случаи, когда ГК АСВ (Агентство по страхованию вкладов) требует погашения кредита, который лицо не брало. В последнее время появились также случаи, когда ГК АСВ (Агентство по страхованию вкладов) взыскивает средства с вкладчиков, подает иски по выведенным вкладам и оспаривает снятие денег вкладчиками, незадолго до отзыва лицензии у банка.

ГК АСВ ТРЕБУЕТ ВЕРНУТЬ

   Когда подобные иски от ГК АСВ (Агентства по страхованию вкладов) к клиентам банков и вкладчикам не были столь массовыми, как сейчас, суды в большинстве случаев склонялись на сторону клиентов банков и вкладчиков.

Однако, в последние годы судебная практика по искам ГК АСВ (Агентства по страхованию вкладов) поменялась кардинальным образом.

Суды начали массово удовлетворять иски ГК АСВ (Агентство по страхованию вкладов) к клиентам обанкротившихся банков, особенно в тех случаях, когда вкладчик или иной клиент обанкротившегося банка не может привести суду веских аргументов и доказательств, подтверждающих его правоту.

НЕВЫПЛАТА СТРАХОВОГО ВОЗМЕЩЕНИЯ ГК АСВ

   Банковские юристы и адвокаты компании «ГОРЮРСЛУЖБА» имеют большой опыт участия в судебных процессах с Государственной корпорацией «Агентство по страхованию вкладов» (ГК АСВ) на стороне вкладчиков и иных клиентов обанкротившихся банков.

Исходя из собственного опыта, банковские юристы и адвокаты компании «ГОРЮРСЛУЖБА» отмечают, что ГК АСВ (Агентство по страхованию вкладов) зачастую отказывает в выплате страхового возмещения вкладчику при отсутствии сведений о нем и его вкладе в реестре обязательств банка перед вкладчиками.

Читайте также:  Антиколлекторские услуги

Такая ситуация может произойти, если банк уничтожил документацию, либо не производил реальное внесение денег вкладчика в кассу банка.

III. Разрешение споров, возникающих в сфере страхования вкладов / КонсультантПлюс

11. Технические записи по счетам клиентов в банке, совершенные в условиях его неплатежеспособности, при отсутствии доказательств реального внесения вкладчиком денежных средств по договору банковского вклада не влекут правовых последствий в связи с фактической неплатежеспособностью кредитной организации в виде выплаты страхового возмещения по вкладу.

В.

обратился в суд с иском к ОАО «Первый республиканский банк», ГК «Агентству по страхованию вкладов» (далее — АСВ) об установлении состава и размера требований, взыскании страховой выплаты в связи с отзывом у банка лицензии на осуществление банковских операций, указав в обоснование своих требований, что между ним и ОАО «Первый республиканский банк» заключен договор срочного банковского вклада с размером вклада 650 000 руб. Приказом Банка России от 5 мая 2014 г. у банка отозвана лицензия на осуществление банковских операций, решением арбитражного суда от 27 июня 2014 г. банк признан банкротом, в отношении его открыто конкурсное производство, функции конкурсного управляющего возложены на АСВ, которое отказало истцу в выплате страхового возмещения со ссылкой на непоступление денежных средств в кассу банка при заключении договора. В. просил суд установить состав и размер требований к банку в сумме вклада 650 000 руб., обязать АСВ выплатить ему страховое возмещение по вкладу в размере 650 000 руб.

Представитель ответчика АСВ в судебном заседании исковые требования не признал, просил отказать в их удовлетворении.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично: в реестр обязательств ОАО «Первый республиканский банк» перед В. включена сумма в размере 650 000 руб.

, подлежащая страховому возмещению, с АСВ взыскана страховая выплата в сумме 650 000 руб., расходы на оплату государственной пошлины, с ОАО «Первый республиканский банк» взысканы расходы на оплату государственной пошлины.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Апелляционным определением решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в кассационном порядке установила существенные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции.

Согласно ч. 1 ст. 5 Федерального закона от 23 декабря 2003 г. N 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» подлежат страхованию вклады в порядке, размерах и на условиях, которые установлены гл.

2 данного федерального закона, за исключением денежных средств, указанных в ч. 2 этой статьи.

При этом под вкладом указанным федеральным законом понимаются денежные средства в валюте Российской Федерации или иностранной валюте, размещаемые физическими лицами или в их пользу в банке на территории Российской Федерации на основании договора банковского вклада или договора банковского счета, включая капитализированные (причисленные) проценты на сумму вклада (п. 2 ст. 2).

По смыслу приведенных правовых норм, для возникновения у АСВ страхового обязательства перед вкладчиком необходимо наличие в банке вклада последнего.

Договор банковского вклада является реальным, то есть считается заключенным с момента внесения вкладчиком денежных средств в банк, что следует из нормативных положений ст. 433 и 834 ГК РФ. Невнесение вкладчиком денежных средств по договору банковского вклада свидетельствует о том, что договор не заключен.Разрешая спор и удовлетворяя требования В.

в части, суд первой инстанции, руководствуясь ст. 2, 5 — 9 Федерального закона от 23 декабря 2003 г.

N 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации», исходил из того, что страховой случай наступил с момента отзыва у ОАО «Первый республиканский банк» лицензии на осуществление банковских операций, а потому истец, являясь вкладчиком данного банка, имеет право требовать возмещение по вкладу со дня наступления страхового случая.

Данный вывод суда первой инстанции, с которым согласился и суд апелляционной инстанции, не соответствует фактическим обстоятельствам дела, поскольку при принятии решения суд с учетом приведенных норм материального права всех юридически значимых обстоятельств не установил.

Представителем АСВ при разбирательстве дела в суде первой инстанции указывалось, что на момент совершения приходной операции по внесению истцом денежных средств на счет ОАО «Первый республиканский банк» был неплатежеспособен и не располагал для исполнения своих обязательств перед кредиторами достаточными денежными средствами. Неплатежеспособность банка подтверждается в том числе ведомостью остатков по счетам и означает невозможность реального зачисления денежных средств на счета клиентов.

Кроме того, клиенты ОАО «Первый республиканский банк», включая В.

, не могли свободно распоряжаться денежными средствами, находящимися на их счетах, в том числе и путем внесения денежных средств на счет, так как предписанием главного управления Банка России от 23 апреля 2014 г. в ОАО «Первый республиканский банк» введено ограничение на привлечение денежных средств во вклады физических лиц сроком на шесть месяцев.

Совпадение снятой 28 апреля 2014 г. Ц. со счета в ОАО «Первый республиканский банк» денежной суммы 4 600 000 руб. и суммы внесенных в этот же день денежных средств на имя В., В.Е., П., Ш., Р., Ю. и М.

свидетельствует, по мнению представителя АСВ, о том, что фактически операция по снятию и внесению наличных денежных средств банком не производилась, истцы не вносили наличных денежных средств на свои счета через кассу банка, а банковские проводки имели фиктивный характер. На 28 апреля 2014 г.

, то есть на момент совершения приходных записей по счетам указанных физических лиц, в том числе истца, и расходных записей по счетам Ц., банк не производил значительных денежных операций, поскольку у банка не имелось денег.

В нарушение требований ст. 67 ГПК РФ утверждения представителя АСВ о том, что Ц. не мог получить деньги в указанной сумме, а цифровые значения остатков по счетам В., В.Е., П., Ш., Р. и М. сформировались за счет средств Ц. в результате формального осуществления технических записей, надлежащей правовой оценки суда не получили.

При этом наличие правовой связи между действиями указанных лиц либо ее отсутствие судом установлено не было.

Кроме того, суд первой инстанции, сославшись на то, что изложенные представителем АСВ обстоятельства не относятся к предмету доказывания, отклонил его ходатайства о вызове в суд в качестве третьего лица Ц.

, который мог бы подтвердить, как полагал представитель ответчика, его доводы.

По смыслу ст. 140 ГК РФ, технические записи по счетам клиентов в банке, совершенные в условиях его неплатежеспособности, нельзя считать деньгами (денежными средствами), они не влекут правовых последствий в связи с фактической неплатежеспособностью кредитной организации.

Правовой оценки доводов представителя АСВ о том, что технические записи не сопровождались реальным внесением денежных средств вкладчиками В., В.Е., П., Ш., Р., Ю., М.

на счета по договорам банковского вклада, а цифровые остатки на их счетах в банке сформированы фиктивно в результате формального осуществления технических записей по счетам бухгалтерского учета, обжалуемые судебные постановления в нарушение ст. 198 ГПК РФ не содержат.Между тем суд, указав, что истцом представлен приходно-кассовый ордер, неправильно применил положения ст.

140, 834 ГК РФ, поскольку оставил без внимания то обстоятельство, что в случае, когда на счет вкладчика не были реально внесены денежные средства, договор банковского вклада нельзя считать заключенным и, соответственно, у АСВ не могли возникнуть страховые обязательства перед вкладчиком в соответствии со ст. 11 и 12 Федерального закона от 23 декабря 2003 г.

N 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации».Таким образом, вывод судов первой и апелляционной инстанций о наличии достаточных доказательств (приходно-кассовый ордер) реального внесения В.

денежных средств сделан без надлежащей оценки обстоятельств (формального осуществления технических записей по счетам бухгалтерского учета), указанных ответчиком в обоснование своих возражений, свидетельствует о существенном нарушении судом апелляционной инстанции ст. 56, 57, 67, 198 ГПК РФ.В соответствии с п. 1 ст.

10 ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

В силу требований данной правовой нормы судам надлежало дать оценку действиям сторон при заключении договоров банковского вклада как добросовестным или недобросовестным, исходя из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей.

По общему правилу п. 5 ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.

Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения.

В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались.

Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (п. 2 ст. 10 ГК РФ).Согласно ч. 1 ст. 327 ГПК РФ суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных гл. 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (п. 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Читайте также:  Помощь адвоката по взысканию алиментов

Указанные требования процессуального закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при проверке решения нижестоящего суда выполнены не были.

С учетом изложенного Судебная коллегия отменила состоявшееся по делу апелляционное определение и направила дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Определение N 45-КГ16-2

Открыть полный текст документа

Вс изменил практику разрешения споров асв с вкладчиками несостоятельных банков

Верховный Суд РФ 2 апреля вынес Определение № 305-ЭС17-22716, в котором указал нижестоящим судам на необходимость при рассмотрении обособленных споров в рамках дел о банкротстве кредитной организации исследовать доказательства, указывающие на добросовестность стороны в споре.

11 февраля 2016 г. гражданин получил в кассе банка денежные средства в размере около 40 тыс. долл. США, 25 тыс. евро и более 2 млн руб.

В дальнейшем было возбуждено дело о банкротстве банка, в рамках которого конкурсный управляющий должника в лице корпорации «Агентство по страхованию вкладов» обратился в арбитражный суд с заявлением о признании выдачи наличных недействительной сделкой, поскольку посчитал, что таким образом вкладчик получил предпочтительное удовлетворение своих требований перед требованиями других кредиторов банка.

В суде гражданин указал, что основанием для снятия денежных средств послужило приобретение им квартиры, а деньги в тот же день были внесены в банковский сейф, арендованный для производства расчетов за приобретаемое жилье, при этом оставшиеся 600 тыс. руб. он вернул на свой расчетный счет в банке. 

Ответчик также обращал внимание суда на то, что 11 февраля 2016 г. произведено непосредственное получение подготовленных денежных средств, заказанных ранее по заявкам от 26 января и 27 января 2016 г.

Такая разница во времени между заказом и получением денег, как указал гражданин, обусловлена правилами банка при получении крупных сумм.

Он счел это указывающим на то, что его требование находилось первым в очереди на исполнение 11 февраля 2016 г. 

Тем не менее суд первой инстанции, ссылаясь на п. 1 и 2 ст. 61.3 и ст. 189.40 Закона о несостоятельности, удовлетворил заявленные требования АСВ.

Он исходил из того, что гражданину было оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения его требований перед требованиями других кредиторов должника, поскольку на дату совершения сделки у должника имелась картотека не исполненных в срок распоряжений других клиентов банка в связи с недостаточностью денежных средств на корреспондентских счетах.

Когда вышестоящие суды оставили решение без изменений, гражданин обратился в Верховный Суд.

ВС указал, что при оспаривании сделок при банкротстве кредитных организаций на истца, а в данном случае это конкурсный управляющий, помимо доказывания признаков предпочтения, ложится еще обязанность доказывания выхода сделки за пределы обычной хозяйственной деятельности (нетипичность сделки). ВС пояснил, что такое регулирование обусловлено тем, что появление у банка в предбанкротный период финансовых затруднений не исключает возможности осуществления до определенного момента обычной хозяйственной деятельности. 

Суд отметил, что в качестве обоснования выхода сделки за пределы обычной хозяйственной деятельности суды сослались на презумпцию, изложенную в подп. 1 п. 5 ст. 189.

40 Закона о банкротстве, согласно которой предполагается (пока не доказано иное), что сделка вышла за пределы обычной хозяйственной деятельности, если оспариваемый платеж был осуществлен кредитной организацией через корреспондентский счет (субсчет) с нарушением очередности, установленной ГК РФ, при наличии других распоряжений клиентов, номинированных в той же валюте и не исполненных в срок из-за недостаточности денежных средств на указанном корреспондентском счете (субсчете) этой кредитной организации. Однако, указывает Верховный Суд, исходя из буквального толкования положений п. 5 ст. 189.40 Закона о банкротстве указанные в нем презумпции подлежат применению только в случае оспаривания расчетных и других платежей, а не любых операций с учетом того, что указанный закон четко разделяет данные виды операций (например, в п. 4 данной статьи).

ВС РФ пояснил, что вопреки выводам судов наличие в банке картотеки не может образовывать презумпцию при оспаривании сделок по выдаче наличных денежных средств добросовестным вкладчикам банка.

Такое обстоятельство принимается судом во внимание наряду с иными при исследовании вопроса о типичности сделки для конкретной кредитной организации. При этом ВС пояснил, что в п. 5 ст. 189.

40 Закона о банкротстве не приведен исчерпывающий перечень всех случаев выхода сделки за пределы обычной хозяйственной деятельности, а установлены только соответствующие презумпции.

Поэтому о выходе сделки за пределы обычной хозяйственной деятельности могут свидетельствовать иные обстоятельства, в том числе указанные в абз. 9 п. 35.3 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”».  

Верховный Суд указал, что возврат 600 тыс. руб. на расчетный счет банка свидетельствует о добросовестности поведения гражданина, который не предполагал, что банк испытывает финансовые трудности.

Кроме того, конкурсный управляющий не представил доказательств того, что у должника имелись требования (поручения) других клиентов, которые в соответствии с требованиями ГК РФ должны быть исполнены ранее требования ответчика.

Таким образом, ВС РФ отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение. 

Комментируя определение Суда, адвокат АБ «Ковалёв, Рязанцев и партнеры» Екатерина Туманова указала, что практика рассмотрения таких споров складывалась так, что очень часто банковские платежи в преддверии банкротства квалифицировались как сделки, влекущие преимущественное удовлетворение. «Даже разовые переводы “разворачивались” судами по указанным мотивам. Общий настрой правоприменения перерос в фактическую презумпцию», – пояснила она.

«Как следует из мотивировки судебного акта, Верховный Суд призывает уйти от заведомой неправомерности перечислений, совершенных “несостоятельным банком”, и их несоответствия обычной хозяйственной деятельности. В обеспечение интересов добросовестных вкладчиков предписано исследовать правомерность их целеполагания при обращении в банк с учетом всех обстоятельств», – указала эксперт.

Адвокат отметила, что ценность приведенной правовой позиции в том, что она побуждает участников банковских операций соотносить свои действия с теми критериями, по которым впоследствии их будет оценивать суд (в случае банкротства кредитной организации).

«Кроме того, предлагаемый Верховным Судом подход может превратить соответствующие дела из “бесспорных” в хорошие полноценные разбирательства со своими стандартами доказывания на началах реальной состязательности позиций сторон», – заключила Екатерина Туманова.

Партнер юридической компании «Дювернуа Лигал» Александр Арбузов отметил, что, как он ранее указывал в «Мнениях» на сайте «АГ», госкорпорация «Агентство по страхованию вкладов» начала массово оспаривать снятие денежных средств клиентами банков, уходящих в банкротство.

При этом он отметил, что данная практика вызывает серьезные сомнения ввиду попадания под удар добросовестных вкладчиков, не знавших о грядущих проблемах банка и просто воспользовавшихся своим законным правом на досрочный возврат депозита в целях покупки квартиры, машины, другой вещи или, может быть, оплаты учебы, поездки, дорогостоящего лечения.

О практике Агентства по страхованию вкладов, которое массово оспаривает снятие клиентами денег перед банкротством банков

«Противопоставить что-либо в суде доводам корпорации крайне затруднительно: если снятие денежных средств со счета произошло в пределах одного месяца до назначения ЦБ РФ временной администрации банка, правосудие легко встает на сторону АСВ (например, постановление Арбитражного суда Московского округа от 1 марта 2018 г. № А40-135644/2016)», – отметил эксперт.

Александр Арбузов пояснил, что данным определением Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ дает надежду, что впредь указанный подход изменится: суды будут больше обращать внимание на фактор добросовестности вкладчика, перестанут автоматически «разворачивать» операции по снятию вклада без анализа причин, побудивших граждан к их совершению. «Именно к этому призывает ВС РФ, указывая на отсутствие “какой-либо правовой оценки доводов сторон, связанных с добросовестностью ответчика при снятии вклада” как на фактор, свидетельствующий о неполном выяснении судом первой инстанции обстоятельств, имеющих существенное значение для дела», – указал он. 

Другой особенностью определения, по мнению Александра Арбузова, является признание ошибочности применения судами на практике положений подп. 1 п. 5 ст. 189.40 Закона о банкротстве к делам о снятии денег со счета.

«Ранее со ссылкой на данный подпункт нижестоящие суды полагали, что наличие в банке на момент “обнуления” счета картотеки неисполненных платежных поручений клиентов “автоматически” свидетельствовало о нетипичности сделки и позволяло признавать ее сделкой, влекущей оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими», – пояснил Александр Арбузов.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *